Шакти Капур планирует свадьбу Шраддхи Капур

Шакти Капур планирует свадьбу Шраддхи Капур

Шакти Капур известен, прежде всего, своими злодейскими ролями на экране, однако в реальной жизни он веселый человек. Владелец огромного бунгало с видом на море в шикарном мумбайском районе Джуху, Капур обожает свою семью. И в то же время он признается в том, что понятия не имел, что его дочь Шраддха умеет петь!

В первой части этого увлекательного интервью Капур рассказывает Пэтси Н. о том, как он стал кинозвездой.

«Меня вовсе не интересовала профессия актера, когда я поступил в FTII...»

Я вырос в Карол Боуг в Дели. Мой отец торговал тканью, у нас также имелась мастерская по пошиву одежды. Мать была домохозяйкой.

После окончания колледжа отец хотел, чтобы я примкнул к семейному бизнесу, но я сам этого не хотел. Мне хотелось открыть что-то самостоятельное, типа турагентства. Я прошел шестимесячный курс обучения для того, чтобы начать турбизнес. Отец собирался предоставить мне часть своего магазина, чтобы я открыл свое турбюро, однако потом отказался. Я очень обиделся и поступил в Индийский институт кино и телевидения (FTII) в Пуне и окончил двухгодичный курс, после которого получил диплом актера.

Меня не интересовала профессия актера, но все мои друзья по колледжу были из делийских театральных кругов. Они заполняли бланки заявок на поступление в институт и заполнили одну и за меня. Когда я получил звонок из FTII, это было шоком: всех моих друзей отсеяли, а зачислили одного меня! В тот год из Дели было еще два первокурсника — Насируддин Шах и Анил Верма.

Свою первую роль в кино я получил в 1975 году, когда все еще учился в институте. Режиссер Арджун Хингорани приехал в институт, чтобы набрать новичков для своего фильма «Khel Khilari Ka». Он отобрал троих парней — это были Пхунсок Ладакхи, Друв и я. Мы приехали в Мумбай.

Фильм вышел на экраны в 1977 году. Мне заплатили 5000 рупий, а предоплата при подписании контракта составляла 250 рупий. В те дни 500 рупий в кармане было достаточно для того, чтобы ни в чем себе не отказывать.

Я работал моделью для фирм Suryvanshi и Gwalior Suitings, Panama Cigarettes, зарабатывал прилично. Ради денег какой только работой я не занимался. В Мумбае я снимал комнату. Позже Винод Кханна предоставил мне свой дом на пять лет без взимания какой-либо платы. Я был знаком с зятем его брата Прамода Кханны, Анилом Верма.

Потом я снялся в нескольких фильмах в качестве героя — «Madine Ki Galiyan» (1981), «Zakhmi Insaan» и «Begunah Qaidi» (1982) — однако они не «выстрелили». После многочисленных отрицательных ролей я вновь получил роль положительного героя в фильме «Bhagya Vidhata». Его режиссером был Пахладж Нихалани, а героинями Сонам и Нилам. Хорошо, что тот фильм так и не был доснят, и я остался на ролях злодеев. Если бы тот фильм вышел на экраны, это стало бы самой большой ошибкой в моей карьере.

Фероз Кхан как-то сказал, что я выгляжу опасным из-за моих глаз. Моим самым крупным прорывом стал «Qurbani» (1980). До него я снялся уже примерно в 15 фильмах, но господину Ферозу Кхану не было известно об этом.

То, как я познакомился с господином Ферозом Кханом, весьма интересная история. Я был за рулем своего старенького «фиата» 1961-го года выпуска, купленного на модельные гонорары. У Фероза Кхана был «мерседес» новейшей модели. У нас с ним произошла авария на Линкин Роуд в Бандре (восточный пригород Мумбая). Я тут же выскочил, чтобы устроить скандал. Господин Кхан вышел из машины. Я сразу позабыл об аварии и сказал: «Сэр, я выпускник FTII, меня зовут Шакти Капур, и я хотел бы работать с вами. Не могли бы вы дать мне роль в фильме, пожалуйста!»

В то время он работал над созданием «Qurbani» вместе со сценаристом К. К. Шуклой. Фероз Кхан ничего не ответил. Он оставил свой автомобиль, потому что вокруг уже собралась толпа. После того как он вернулся в офис, он позвал К. К. Шуклу и рассказал о нашей встрече. Он сказал, что я выглядел опасным из-за выражения моих глаз. Ему захотелось снять меня в роли злодея в своем фильме. Но господин Шукла был не в курсе, с кем именно произошла эта авария, о которой рассказывал Фероз Кхан.

До того я познакомился с женой господина Шуклы, Дейзи Ирани, на одной вечеринке и понравился им. Каждый раз, когда я был голоден, я шел к ним домой, и она кормила меня. В тот вечер я снова пришел в дом к Дейзи Ирани. Господин Шукла сказал мне: «Тебе не повезло». Я спросил, что случилось. Он ответил, что порекомендовал мою кандидатуру на роль в «Qurbani», но ее отклонили, потому что какой-то придурок врезался в машину Фероза Кхана и теперь он хочет поставить на роль того самого парнишку. Я сказал, что это был я, и он сразу же позвонил Ферозу Кхану и сообщил ему, что нашел того парня. Вот так я заполучил роль в «Qurbani». Фероз Кхан относился ко мне как к собственному сыну. Если у меня была температура, он посылал машину с шофером ко мне домой, чтобы отвезти меня к врачу.

Жилье в Мумбае мне предоставил Винод Кханна, кормила меня Дейзи Ирани, работу дал Фероз Кхан, а Сунил Датт платил мне просто так. Мое настоящее имя Сунил Капур. Господин Сунил Датт сменил его на Шакти, поскольку его тоже звали Сунил. Свой псевдоним я получил во время съемок «Qurbani». Свой первый фильм с господином Даттом «Yari Dushmani» я сделал в 1980 году. В главных ролях были он и Рина Рой, а я был злодеем. На следующий год я снялся в «Rocky» с Санджаем Даттом и снова сыграл там злодея. Наверное, я единственный актер, который побывал злодеем в противовес всем героям — Дхармендре, Ферозу Кхану, Виноду Кханне, а затем и их сыновьям.

Я работал в продюсерской компании Сунила Датта Ajanta Arts, и господин Датт был очень добр ко мне, когда узнал о моих финансовых проблемах. На самом деле у меня было не так уж и плохо с деньгами, но перед ним я разыгрывал драмы. Говорил, что у меня осталась последняя рубашка, хотя это была ложь.

Однажды он сказал мне: «Ты каждый день приходишь и плачешься о том, что у тебя нет денег. Так давай назначим тебе месячное жалованье».  В те дни мне платили 1500 рупий в месяц — не за фильм, а просто так, чтобы мне не пришлось голодать. За «Rocky» мне заплатили отдельно. Тогда я попросил господина Датта прекратить выплачивать мне помесячную зарплату, потому что мне было стыдно получать двойные суммы.

Но господин Датт так и продолжал давать мне что-нибудь. Если он бывал за границей и покупал что-то для своего сына Санджая или для дочери, он покупал одежду и для меня. Санджай Датт был мне как младший брат. Во время съемок мы, бывало, спали в одной комнате и ели тоже вместе. С Санджаем Даттом я снялся в 40 фильмах. Он регулярно бывал у меня дома за обедом или ужином.

Я приехал из Дели с пустыми руками, однако на заре своей карьеры встретил прекрасных людей из киноиндустрии. 

«Свой первый дом в Джуху я приобрел за 70000 рупий...»

После пяти лет в Мумбае я приобрел свой первый дом — односпальную квартиру в Джуху — за 70 тысяч рупий. К тому времени я снялся примерно в 50-70 фильмах.

После семи лет я купил следующую квартиру, уже с тремя спальням, в которой я живу по сей день. Она стоила 700 тысяч, и я взял залог у господина Шьяма Шроффа (владельца компании Shringar Films). После женитьбы я купил и соседнюю квартиру.

Моя жена Шиванги принесла мне удачу. Несмотря на то, что я к тому времени снялся уже в 200 фильмах и неплохо зарабатывал, я стал процветать еще больше после того, как женился на ней. А после рождения Сиддханта я купил еще одну квартиру на этом же этаже. На сегодняшний день весь этаж принадлежит мне.

Я снялся примерно в 700 фильмах на разных языках. Несмотря на то, что я так много работал, я не забывал о своей семье. После женитьбы я брал свою жену на все натурные съемки.

«Мы с Шиванги сбежали, чтобы пожениться...»

Мы с Шиванги сбежали из дома и поженились. Она из Махараштры, а я пенджабец. Я играл злодеев, и у меня была дурная репутация. Ее семья не соглашалась на брак, поэтому нам пришлось убежать.

Моя жена моложе меня на 12 лет. Она играла детскую роль в фильме. В «Kismet», где снимались Митхун Чакраборти и Ранджита, она играла сестренку Митхуна. На съемочной площадке того фильма мы и полюбили друг друга.

За мной закрепилось прозвище «Шакти Капур — совратитель молоденьких». Но она была слишком хороша, чтобы ее можно было упустить, так что я решил на ней жениться.

Родители заперли ее дома, но однажды она сбежала. Когда мы поженились, ей было 18 лет (в 1982 году). Когда ей исполнилось 19, родился наш сын Сиддхант. Это был первый раз, когда мать Шиванги заговорила с ней после нашей свадьбы. Она пришла навестить ее в больницу Брич Кэнди. Помню, у меня в кармане было 2700 рупий, мне сказали, что у меня родился мальчик. Я кинул деньги в воздух прямо в больнице. Повернувшись, я увидел, что там же стояла моя теща.

«Через три года я выдам Шраддху замуж...»

Мои дети часто просили меня не играть отрицательные роли, потому что их одноклассники в школе говорили, мол, твой отец изнасиловал девушку, он избивает людей или его самого постоянно избивают. Сиддхант очень обижался. Однажды я усадил его перед собой и объяснил, что такова моя профессия.

Шраддха была прилежной ученицей. Она с головой уходила в чтение и редко смотрела фильмы. Изначально Сиддхант планировал стать игроком в крикет. Он входил в крикетную команду штата, и мы полагали, что он вскоре войдет и в национальную сборную. А потом он заявил, что хочет стать актером.

Шраддха тоже никогда не планировала быть актрисой, она хотела стать астронавтом! Она уехала в Бостон получать дальнейшее образование. Всего несколько дней назад она сказала мне: «Папа, я всегда чувствовала, что стану актрисой». Будучи ребенком она принимала участие в школьных спектаклях. В четыре годика она начала играть на пианино. Я никогда не слышал, чтобы она пела в доме. Я и подумать не мог, что она такая хорошая певица. Она исполнила Galliyan из «Ek Villain» словно профессионал.

Шраддха приехала из Бостона домой на каникулы, когда встретилась с Амбикой Хиндуджей (продюсером Teen Patti), которая дала Шраддхе ее дебютную роль. По-моему Шраддха — прирожденная актриса. Я поступил в школу актерского мастерства и прошел там подготовку, но все равно ужасно нервничал перед камерой. А Шраддхе все дается с легкостью. Пару дней назад я увидел соло-танец Шраддхи в «ABCD-2» и заплакал.

Шраддха была простым ребенком. Сиддхант был озорным. Оба были в доверительных отношениях со мной, однако по мере взросления они стали ближе к своей матери. Шраддха вспыльчива, но молчит, когда злится. Она закрывает за собой дверь и запирается в своей комнате. Даже когда ей грустно, она не выдает эмоции. 

Когда Сиддхант выразил интерес к игре в кино, я отправил его в Нью-Йорк в школу актерского мастерства. После этого я велел ему поехать в Лондон, пройти режиссерские курсы и снять короткометражные фильмы. Он также прошел обучение танцам и йоге. Я сказал, чтобы он научился всему тому, чему я научился в институте.

После того как он вернулся, я почувствовал, что ему все еще не хватает подготовки.  В тот момент я работал у Приядаршана и попросил его взять Сиддханта своим ассистентом. Он проработал ассистентом в пяти фильмах. Все полагали, что он хочет стать режиссером, но это была его подготовка к актерской игре.

Сегодня Сиддхант занимает такую позицию, где он способен стать следующим Ферозом Кханом или Маноджем Кумаром, у него есть возможность снимать фильмы под своим собственным именем и самому же в них играть. В этом году выходит четыре фильма с его участием.

Через три года я выдам Шраддху замуж. Я не хочу, чтобы она была героиней в возрасте или вышла замуж к 40 годам. Я хочу, чтобы она вступила в брак на пике своей карьеры. Но я не стану ее принуждать.

Я говорю Шраддхе, чтобы она направляла свои финансы в определенное русло, а не растрачивала по пустякам. Сегодня она пока еще молода и начинает вытеснять ведущих актрис из реклам продуктов, однако придет время и ее тоже вытеснит кто-то другой. Шраддха тратит очень много денег, больше, чем зарабатывает. Я вот тоже обожал спортивные автомобили, но покупал их себе подержанные и то после активного торга. Шраддха не такая. За то, что стоит 1 миллион 400 тысяч, она отдаст 2 миллиона.

Сегодня люди называют меня «отец Шраддхи», и я горжусь этим.

Поделиться: